Главная   О школе   Документы   Календарь   Ученику   Учителю   Наша газета   Проекты    Выпускники   Эфиопия

Россия и Эфиопия. История отношений.

Российско-эфиопские отношения имеют давнюю историю. Эфиопия была единственной страной Африки, которая в эпоху колониальных захватов сумела отстоять свою независимость. Большую роль в этом сыграла Россия, которая всегда симпатизировала единоверной православной Эфиопии и оказала ей дипломатическую и материальную поддержку. В 1896 г во многом благодаря полученному от России вооружению и деятельности русских военных советников эфиопская армия сумела одержать историческую победу над итальянскими войсками в битве при Адуа и отстоять независимость своей страны.

По инициативе Российского общества Красного Креста был организован сбор добровольных пожертвований с целью оказания помощи народу Эфиопии, боровшемуся за независимость. Для эфиопов это было величайшим благодеянием, так как у них полностью отсутствовала медицинская служба. Положительным явлением было и то, что возглавлял отряд Красного Креста умный и тонкий политик, генерал Н. К. Шведов. «Беседуя с генералом Шведовым, - доносил в Петербург Кояндер, специально выехавший для свидания с ним из Каира в Александрию (куда 7 (19) апреля 1896 г. прибыл санитарный отряд), - я не мог не радоваться, что в Абиссинию на этот раз командировано ответственное лицо, способное дать Менелику совершенно верное понятие как о России вообще, так и об истинном характере отношений, которые могут существовать между ним и нашим отечеством".

Закончился важный подготовительный этап для установления официальных дипломатических отношений. 1897 год стал началом этих отношений: в Аддис-Абебу была послана чрезвычайная миссия во главе с П. М. Власовым. Желая придать блеск своей миссии, что, как он знал, производит сильное впечатление на восточных правителей, Власов хлопотал о включении в свое посольство военных. С ним были посланы начальник конвоя лейб-гвардии Атаманского полка сотник П. Н. Краснов, лейб-гвардии Измайловского полка поручик К. Н. Арнольди, лейб-гвардии стрелкового батальона поручик Ю. В. Коховский. К миссии был также прикомандирован полковник Главного штаба Л. К. Артамонов, на которого возлагалось составление военно-статистического описания эфиопского государства. Исполняя настойчивые просьбы Менелика II, правительство направило в Эфиопию врачей: Н. П. Бровцына, М. И. Лебе­динского, П. В. Щусева, фармацевта Б. П. Лукьянова и фельдшеров С. Э. Сасона и П. Кузнецова.





Главы дипломатических миссий европейских стран выходят с приема имератора Менелика II.
Впереди справа (предположительно) глава Российской дипломатической миссии К.Н. Лишин.
Фото начала XX в.


«Встреча была, - писал Власов Муравьеву 31 декабря 1897 г., - в полном смысле величественная и торжественная, хотя в таковой и не принимали участие часть гарнизона, распущенного по домам, в свои деревни, по случаю праздника Рождества Христова, и харарское духовенство, отсутствовавшее по случаю строгого поста накануне Рождества».




Власов и члены миссии, уважая религиозные чувства народа, отказались въехать в город накануне Рождества: по их мнению, это могло отвлечь внимание духовенства и народа от исполнения религиозных обрядов и породить недовольство. Такая предусмотрительность была высоко оценена эфиопским населением, и гразмач Банти впоследствии неоднократно благодарил за нее Власова.

С приездом в Аддис-Абебу Власова связь Эфиопии с Россией была поставлена на твердую основу официальных отношений, что имело большое значение для судьбы Эфиопии. Император Менелик II, императрица Таиту и многие дальновидные сановники хорошо это понимали.

Посланник Власов и его помощники действовали тактично, лояльно, давали верную, объективную информацию и благодаря этому со временем заслужили доверие Менелика и его сановников. Приехав в Аддис-Абебу, Власов счел долгом познакомить Менелика с истинным положением дел в Европе, с социальным, политическим и государственным устройством пяти великих держав и с их политическими задачами в Африке. О России он сказал, что она не преследует колониальных целей в Африке и готова помочь Эфиопии в деле укрепления ее внутреннего мира, охранять ее от козней держав, непосредственно заинтересованных в колониальных захватах в Африке. Это была своего рода декларация России о ее политике в Эфиопии и в Африке в целом, и она произвела на Менелика сильное впечатление. Полный взволнованной благодарности, Менелик заявил, что глубоко верит в искренность и дружбу России, что Иоанн IV и он давно искали пути к дружбе с Россией, "мощный голос которой был один в силах спасти ее от козней и хищнических попыток держав, соседних ей по колониям".

Западноевропейские державы стремились подчинить Эфиопию и разделить ее между собой, Россия желала видеть ее сильным и суверенным государством. Единая, централизованная Эфиопия, отвлекая силы европейских соперников России, могла быть полезной экспансионистским планам русских правящих кругов в Азии и на Ближнем Востоке. Поэтому советы России были направлены, в первую очередь, на объединение Эфиопии и сохранение ее независимости и государственных границ. Государственные интересы России и Эфиопии совпадали в главном, и это делало прочной дружбу между этими двумя странами. Именно поэтому Эфиопия ценила союз с Россией, которая выступала гарантом ее независимости в борьбе с Англией и Францией. Россия оказывала Эфиопии, кроме того, финансовую и моральную поддержку. Финансовая помощь была невелика, но хорошо известно, что кто дал вовремя -дал дважды. Власов предоставил Менелику заем в 26 тыс. талеров в то время, когда император, не получая из Франции запрошенного займа, находился в крайне стесненном положении.

Невозможно перечислить все факты враждебного отношения западных держав к появлению русских в Эфиопии, но многие факты говорят о том, что российскому посланнику приходилось действовать в атмосфере политической и нравственной напряженности. Трудная работа и непривычный климат подорвали здоровье Власова и заставили не раз обращаться в Петербург с просьбами о немедленном отозвании. Власов составил письменную инструкцию для своего временного преемника Орлова. В инструкции были изложены принципы, на которых строились русско-эфиопские отношения. Власов придавал огромное значение скромности и такту в отношениях с эфиопами, уважению к ним, в особенности, в отношениях с императором Менеликом.

11 февраля 1900 г. Власов выехал в Россию. Менелик 2 в письме к царю горячо благодарил его за миссию Власова и оказание медицинской помощи : "Говорим чистосердечно, что для Эфиопии нет других помощников, кроме бога и России: мы братья по вере и истинные, неизменные друзья. 29 августа 1899 г., накануне Нового года эфиопов, Власов был награжден Менеликом орденом «Эфиопской звезды» 1 степени,а его жена - орденом «Печати Соломона» 1 степени.

Общие сведения  |   История  |   Экономика  |   Население  |   Культура  |   Образование

Природа


 Главная | О школе | Документы | Календарь | Ученику | Учителю | Наша газета | Проекты |  Выпускники | Эфиопия